КАЛЕНДАРНЫЙ АТЛАС СОБЫТИЙ

Чего ждать от корейской Олимпиады?

Спорт | Другое

Игра без прав

На этой неделе в Пхенчхане стартуют XXIII зимние Олимпийские игры. Они — третьи в истории на азиатском континенте. Да и выиграны, кстати, этим уездным южнокорейским городом с третьей попытки — после неудач в споре с канадским Ванкувером в 2003-м и российским Сочи в 2006-м. В общем, можно говорить о премьере, так как первая южнокорейская Олимпиада — Сеул-1988 была летней.
Премьерой станет и количество наград на Олимпиаде: в Пхенчхане разыграют 102 комплекта (на зимних играх больше ста не разыгрывали). В 15 дисциплинах за них будут бороться 93 команды, включая дебютантов — Республику Косово, Малайзию, Нигерию, Сингапур, Эквадор и... команду олимпийских атлетов из России (без гимна, под нейтральным флагом и с аббревиатурой OAR — Olympic Athlete from Russia), ранее называвшуюся национальной сборной России. Как известно, называться так ей запретил Международный олимпийский комитет (МОК). За нарушение антидопинговых правил, как сказано в его официальном заявлении.
***
Как нас проМОКнули
Прямо скажем, ситуация уникальная. С 1952 года, когда советские спортсмены впервые приняли участие в Олимпийских играх, мы ни разу не оказывались в ситуации, когда главная спортивная интрига состояла в прологе и была разыграна задолго до начала собственно Игр.
Напомним: в течение полутора предшествующих Олимпиаде лет были сначала дисквалифицированы больше двух десятков участников Игр-2014 в Сочи. Потом — Олимпийский комитет России во главе с его президентом Александром Жуковым. И, наконец, решением спецкомиссии МОКа от участия в предстоящей Олимпиаде отстранили оставшийся цвет российского спорта, лидеров в своих дисциплинах. Плюс 28 специалистов: 22 тренера и шесть медиков. Луч надежды блеснул, конечно, после решения Спортивного арбитражного суда (CAS) в Лозанне, удовлетворившего в конце прошлой недели апелляции большинства из 42 пожизненно отстраненных спортсменов (28 апелляций приняты полностью, 11 — частично). Но МОК поспешил заявить: это ничего не меняет, приглашения участвовать в олимпиаде россиянам выдает только он.
Как бы ни развивалась эта судебная интрига дальше и как бы ни девальвировала она Олимпиады как жанр, предварительный итог сокрушителен. Пройдя, образно говоря, девять кругов ада, команда российских олимпийцев напоминает разбитую армию. Точнее, сильно поредевшую, поскольку разбитая воевать уже не способна, а допущенные российские спортсмены в Пхенчхан все же едут. И едут как раз за этим.
При 214 завоеванных российскими спортсменами олимпийских лицензиях право выступить в Пхенчхане получили 169 человек. Можно было, конечно, заполнить оставшиеся свободными квоты атлетами послабее, но этого делать не стали. Почему? В знак солидарности, как выразился вице-президент Олимпийского комитета России Станислав Поздняков, со спортсменами, перед которыми МОК зажег красный свет. Как раз та самая ситуация, когда каждый будет выступать не только за себя, но и "за того парня", несправедливо, на взгляд четырехкратного олимпийского чемпиона по фехтованию Позднякова, отлученного от участия в этих Играх.
Впрочем, если мнения насчет "несправедливо" разделились, то в том, что эта история, "написанная" МОКом в соавторстве с Всемирным антидопинговым агентством (ВАДА), беспрецедентна, они едины. Давайте же разберемся, в чем прецедент.
***
По ком звонят санкции?
Цель жестких санкций против России, против ее гимна и флага — борьба за чистоту спорта, за свободное от допинга олимпийское движение, в чем, по словам президента МОКа немца Томаса Баха, заинтересованы все "чистые атлеты". "Независимая комиссия, по решению которой приглашение на Игры не получили ряд российских спортсменов, гарантировала, что ни один "нечистый" спортсмен не попадет в Пхенчхан. Это важно для всего олимпийского движения",— сказал Бах (тоже фехтовальщик и олимпийский чемпион, но однократный).
Но вот парадокс! На самом деле, ни один из неприглашенных МОКом российских спортсменов не был пойман на допинге, ни одному из них не инкриминировали положительные пробы. Больше того, как заявила глава упомянутой независимой комиссии экс-министр спорта Франции Валери Фурнейрон, а вслед за ней Бах, "невключение в список приглашенных на Игры не обязательно означает, что спортсмен был уличен в употреблении допинга". Для жесткого наказания хватило абстрактной формулировки — за "нарушение антидопинговых правил". Нас призвали голословно поверить в то, что дело каждого подозреваемого рассматривалось индивидуально и среди не приглашенных на Олимпиаду нет атлетов, которые бы не соответствовали хотя бы одному из 17 (!), сформулированных комиссией критериев недопуска. К слову, как только Спортивный арбитражный суд в Лозанне вместо навала обвинений стал рассматривать претензии в индивидуальном порядке, доказательная база ВАДА и МОКа рухнула. По существу, отстранение российских спортсменов опирается сейчас лишь на административный ресурс МОКа.
***
Кто еще остался
Освобожденным от медальных обязательств (как-никак выступаем без флага) 169 олимпийским атлетам из РФ вряд ли по плечу чудеса в командном зачете. Но все же прикинем шансы
Мало того. В перечне критериев недопуска есть такие, за нарушение которых, по кодексу ВАДА, полагается не просто неприглашение на Олимпиаду, а немедленное отстранение от спорта на четыре года. Между тем, все российские спортсмены, попавшие в "расстрельный список" МОКа, участвовали в течение сезона в чемпионатах мира и Европы, этапах Кубка мира, кто-то даже поднимался на подиумы и только по дороге на Олимпиаду вдруг получил "красную карточку". И это девальвирует разговор о чистоте спорта. Почему, в самом деле, одним и тем же атлетам выступать на чемпионатах и Кубках мира можно, а на Олимпийских играх — нет? Это что, какой-то инопланетный турнир со своим антидопинговым уставом? Или критерии от соревнования к соревнованию пересматриваются?
Получается некрасиво. МОК, ратующий за незыблемость принципов олимпийского движения, сам в угоду политике нарушает олимпийские идеалы, предполагающие, как сказано в Олимпийской хартии, осуществление прав и свобод без какой-либо дискриминации, в том числе по расовому, языковому и национальному признакам. Иначе чем объяснить недопуск спортсменов и тренеров к Олимпийским играм лишь по факту принадлежности к конкретной стране?
Скажете, это не так? А как вам в таком случае примеры с немцем Вольфгангом Пихлером и канадцем Пьером Людерсом — они готовили в период сочинских Игр-2014 российские сборные по биатлону и бобслею соответственно, а ныне работают в Швеции и Южной Корее и благополучно допущены к предстоящей Олимпиаде? Почему их-то не наказали? Ответ напрашивается: потому что они — граждане других стран.
А как быть с незапятнанными в допинговых скандалах ведущими российскими атлетами, которых отстранили от Олимпийских игр просто по принципу коллективной ответственности? Тут-то где логика? Ведь МОК, казалось бы, кровно заинтересован в том, чтобы Олимпийские игры, согласно статусу, собирали под своими знаменами сильнейших атлетов мира. Но нет. Именно "с подачи" МОКа летние Игры-2016 в Рио-де-Жанейро прошли без легкоатлетов Елены Исинбаевой, Сергея Шубенкова, Марии Ласицкене (Кучиной) — на тот момент мировых лидеров в своих дисциплинах. А зимняя Олимпиада-2018 пройдет без биатлониста Антона Шипулина, шорт-трекиста Виктора Ана, лыжника Сергея Устюгова, конькобежца Дениса Юскова, фигуристов Ивана Букина, Ксении Столбовой... Спортсменов, повторюсь, никогда не имевших допинговых проблем.
Больше того. Шестикратный олимпийский чемпион, 20-кратный чемпион мира Виктор Ан (Ан Хен Су), чье выступление в Пхенчхане в любом случае вызвало бы небывалый ажиотаж, попытался было узнать у МОКа, почему его без объяснения "прокатили" мимо третьей в его карьере Олимпиады. Знаете, какой ответ получил? Весьма циничный: "Для защиты прав вовлеченных лиц МОК не может комментировать какие-либо отдельные случаи..." И все.
Вывод напрашивается. Несправедливость нельзя победить, насаждая другую несправедливость, какими бы благими намерениями при этом ни прикрываться. А политика "укрепления олимпийского движения" путем "профилактического" отстранения лучших спортсменов на основании невнятных критериев грозит свести Олимпийские игры до уровня заурядного большого турнира — каким, скажем, давно стали проводимые в рамках летних олимпиад футбольные соревнования, чей престиж в мире футбола, мягко выражаясь, не очень высок.
***
Без плана на Игры
Но вернемся в Пхенчхан. Стартующая там Олимпиада станет 11-й в моей журналистской биографии. Помню еще времена, когда мы отправлялись на Игры, не имея других целей, кроме первого общекомандного места. Без медального плана не выезжали — это было святое. Придумали даже некую формулу, позволяющую вычислять, сколько золотых медалей можно ждать от наших спортсменов. Количество золотых наград, завоеванных на трех предшествовавших Играм чемпионатах мира, делили на количество обозреваемых сезонов и получали цифру, от которой плясали при составлении такого плана.
Но постепенно планы стали вытесняться прогнозами. С них спрос меньше. А нынче и вовсе начинаем Олимпиаду, не имея ни того, ни другого. Да и что прогнозировать в сложившейся обстановке, без лидеров, с устроенной нам МОКом беспрецедентно нервозной атмосферой во время подготовки и, боюсь, самого проведения Игр?
Есть такая притча про мудрого тренера, который спрашивает у своего ученика: "Чего ты ждешь от предстоящих соревнований?" "Победы",— отвечает тот. "Неправильно. А ты?" — обращается он к другому. "Личного рекорда". "Тоже неверно. Ну а ты?" — интересуется у третьего. "А я ничего не жду".— "Вот это разумно. Это помогает сберечь энергию".
***
"Система нуждается в реформировании"
Спортивный арбитражный суд (САС) в Лозанне аннулировал санкции МОКа в отношении 28 из 42 российских спортсменов, обжаловавших пожизненную дисквалификацию, сочтя доказательства их виновности "недостаточными". "Огонек" попросил прокомментировать прецедент Дмитрия Пенцова, партнера юридической фирмы FRORIEP Legal SA (Швейцария)
— Хотя решение САС следует рассматривать как победу для оправданных российских спортсменов, для российского спорта в целом оно носит половинчатый характер. В сферу полномочий САС не входило общее определение, существовала ли организованная схема, допускающая манипулирование пробами допинг-контроля в Сочинской лаборатории. Полномочия строго ограничивались рассмотрением 39 индивидуальных дел и оценкой доказательств, применимых к каждому спортсмену на индивидуальной основе. Более того, в случае с 11 спортсменами арбитражный суд счел, что представленные доказательства были достаточными для установления нарушения антидопинговых правил. Пока "глобальные" утверждения Доклада Макларена (на его основании принимались решения по санкциям дисциплинарной комиссией МОКа.— "О") не будут опровергнуты по существу, проблемы у российского спорта будут продолжаться.
Далее. В пресс-релизе по поводу решения САС МОК заявил, что решение исполкома МОКа от 5 декабря 2017 года по участию российских спортсменов в зимних Олимпийских играх в Пхенчьяне в силе. Тем самым, с практической точки зрения, решение САС не означает ни восстановления прав Олимпийского комитета России, ни автоматического допуска отстраненных спортсменов к участию в Играх. Чтобы справедливость была полностью восстановлена, потребуются новые арбитражные споры с участием российских спортсменов.
По существу, решение САС в нынешней системе принятия решений о допуске к Олимпиаде ничего не меняет. Вместе с тем это решение наглядно демонстрирует, что система нуждается в серьезном реформировании. В частности, с учетом монополистического положения международных спортивных организаций необходимо создание системы "сдержек и противовесов", в которой бы все принимаемые этими организациями решения, в том числе о допуске или недопуске спортсменов, подлежали бы действительному "судебному" контролю со стороны Спортивного арбитражного суда.
***
Прогноз Бориса Валиева
https://www.kommersant.ru/doc/3533785
Дата публикации: 07.02.2018
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 66
zagluwka
advanced
Отправить